Вспомнить

Войти

Введите email, указанный при регистрации:

Ваш браузер не поддерживает JavaScripts
Каталог товаров
Наша группа ВК
Наш канал

BRONCO ФЛОТ все масштабы

Поделиться

Плавание под парусами - между небом и адом

Мы смотрим на современный военный корабль как на насыщенное технологиями, эффективное и комфортное для экипажа совершенное изделие. Но удобные кресла, отличное питание и кондиционированные помещения были на флоте далеко не всегда. И работа матроса еще пару сотен лет назад была настоящим испытанием духа и тела.

Флотская дисциплина и вековые традиции

Современные флотские регламенты во многом традиционны - начало им положено еще во времена парусников. А условия службы на них были далеко не романтическими! Весь экипаж делился на две вахты - штирборта и бакборта или на вахты левого и правого борта. В режиме обычного хода дежурная вахта стояла на своих местах, а подвахта отправлялась отдыхать, но не всегда - например, утром подвахта проводила приборку палуб и осмотр судна.

Настоящий ад начинался, когда кораблю приходилось идти в штормовых условиях или вступать в бой. При хождении круто к ветру, чтобы обеспечить своевременный поворот парусов при галсировании, подвахта занимала рабочие места. Боцманская дудка поднимала людей в любое время своим пронзительным визгом, а особо неторопливых стимулировал боцманский линек - тросик с часто навязанными узелками, гулявший по спинам матросов практически постоянно.

Люди с проклятиями натягивали на себя еще не просохшую с вахты одежду и шли занимать свои места - больше всего доставалось матросам такелажной вахты, которые считались элитой, но выполняли невероятную по тяжести работу. Эти люди в любую погоду должны были находиться на реях рядом с парусами, они быстро перемещались вдоль рей, тянули канаты или брали паруса на рифы - уменьшали их площадь при сильном ветре. Если при галсе парус “хлопал” - начинал бешено полоскаться на сильном боковом ветре, то такелажники рисковали быть сметенными в море этим огромным, жестким и просмоленным до темно-серого цвета полотнищем!

При скоростном ходе круто к ветру клиперы с грузом не убирали парусов со своих невероятно высоких мачт, и их длинные реи от крена судна часто касались воды - такелажники работали буквально между небом и морем, на адском ветру, в любой мороз, едва ли не вниз головой.

Представьте себе, что должен испытывать человек, который в течение шестичасовой вахты выполняет акробатические трюки в тридцати метрах над палубой, постоянно работая с канатами такелажного набора, и понимающий, что с окончанием вахты его не ждет смена - погода или боевая обстановка не позволяют отправить подвахту на отдых! Единственное преимущество такелажников было в недоступности их спин для линьков боцмана, который свирепствовал далеко внизу, на палубе.

“Первый после бога” на борту

После выхода из таких вахт капитан мог дать людям передохнуть, если море оставалось спокойным - просто посидеть на палубе, но это не означало, что корабль остановится. Вы спросите, почему нельзя было набрать побольше людей? Это стало бы игрой против себя - больше продуктов, больше воды, больше места и, как это ни парадоксально - в таких условиях сложнее было бы поддерживать дисциплину. Только жесткий режим сменности и адский труд, постоянная угроза линька или более сурового наказания могли поддержать порядок на паруснике.

Смертная казнь на военном корабле применялась столь часто, что угодить под последний приказ моряку было проще простого. Ценность жизни в море была столь низка, что после плавания морские и военные суды оправдывали капитанов - у “первого после бога” на борту не было иных средств поддержать дисциплину, кроме как казнить за любые проступки и возражения. Достаточно сказать, что за самовольное оставление вахты матрос подвергался процедуре “килевания”, а малейшее агрессивное движение в сторону капитана расценивалось как бунт - и “марш на рею”. Доходило до того, что в порты входили корабли с десятком болтающихся на реях тел - в назидание остальным…